Apr. 2nd, 2017

g_ryurikov: (Default)

Сагредо. — Теперь нам следует рассмотреть ещё такой вопрос: следует ли считать шнурки обувью?

Сальвиати. — Я полагаю, что если обувь определять как что-то, что само по себе может быть надето на ноги, то, видимо, нет. Сами по себе шнурки ведь не могут использоваться как обувь, разве не так?

Симпличио. — Однако, что делать с тем фактом, что шнурки продаются в обувных магазинах? Если на вывеске магазина написано «Обувь», то следует признать, что именно обувь там и продаётся, не так ли?

Сальвиати. — Так можно довольно далеко зайти. Я совершенно уверен, что в обувных магазинах может продаваться многое, что обувью уж точно не является. Крем для обуви, например, и другие средства.

Симпличио. — Я не думаю, чтобы эти примеры имели отношение к делу, ведь, ко всему прочему, шнурки как раз по сути носятся на ногах, это ли не важнейший признак обуви?

Сальвиати. — Это, разумеется, так, но следует отметить, что они не обладают при этом самодостаточностью. Шнурки носятся на ногах только в сочетании с ботинками, поэтому сами по себе обувью не являются.

Симпличио. — Однако, настоящей самодостаточностью на самом деле не обладает никакая обувь. Некоторые предметы обуви, например, в обязательном порядке требуют ношения носков. Или вот, например, галоши носятся только в сочетании с другой обувью. В конце концов, любая обувь требует наличия ног, без ног никакая обувь не проявляет свойства обуви. Итак, всякая обувь требует специальной среды, чтобы считаться обувью, и шнурки здесь не исключение.

Сагредо. — Синьор Симпличио, я бы хотел вернуться к определению, которое предложил синьор Cальвиати. Если принять, что обувь — это то, что можно надеть на ноги, то шнурки, кажется, не попадают под это определение?

Симпличио. — А почему нет? Мне кажется, что шнурки, находящиеся на своём месте на ногах, вполне можно считать надетыми. Считаем же мы надетым воротник, пристёгивающийся к другой одежде.

Сальвиати. — Проблема, думаю, в другом. Если шнурки считать обувью несмотря на то, что они носятся только в сочетании с ботинками, то придётся также обувью считать и любую другую часть ботинок, разве не так? Подошву, например, или мысок? Или шнурки следует считать отдельной формой обуви только на том основании, что они по своему назначению могут быть спокойно переставлены из одних ботинок в другие? Это кажется мне поистине весьма странной и непростительной ошибкой. Шнурки — атрибут обуви, аксессуар, но не обувь. Они не независимы от обуви, частью которой являются, когда, как вы говорите, носятся на ногах.

Симпличио. — Кстати, как я недавно прочитал, крупный специалист по шнуркам Е. Нукин пишет, что шнурки, видимо, не всегда были частью обуви. Они обладают некоторыми чертами, которые в обуви без шнурков никогда не встречаются. Возможно, шнурки появились, когда ещё по сути не сложилось до конца то, что мы сейчас называем обувью.

Сагредо. — Остерегайтесь, чтобы это положение не оказалось ложным, ибо я уверяю вас, что ни вы и никто на свете не сможет привести достаточных доказательств его правильности. Появление обуви — это отдельный вопрос, и вряд ли можно с полным основанием точно указать на момент, до которого нечто ещё не является обувью, и после которого становится ей. Но не будем больше расточать слова по этому поводу, ибо я уверен, что синьор Сальвиати и без дальнейших доказательств согласится с Нукиным и с вами, что история шнурков, без сомнения, исключительно древняя.

Сальвиати. — Я совсем не намеревался, синьор Симпличио, заставить вас отказаться от своего мнения и еще того менее желал бы выносить окончательное решение по столь большому спорному вопросу; моим намерением было и будет в последующих прениях лишь сделать для вас очевидным, что любые критерии, позволяющие рассматривать шнурки как отдельную форму обуви, видимо, приведут к тому, что обувью придётся считать решительно всё. Ведь если шнурки считать обувью на том основании, что они носятся на ногах при условии наличия определённой среды, то можно создать условия для такого ношения чего угодно. Вы, конечно, можете сказать, что шнурки на самом деле на ногах носятся, а что угодно другое — нет; но это означает, что критерий относится не к свойствам шнурков самих по себе, а опять же к системе, в которой они проявляют свои свойства. Получается, что легче определить «обувность» как процесс, а одни и те же предметы будут или не будут считаться обувью в зависимости от их применения. Если обувь определяется не как объект, но как субъект каких-то процессов, то нас не должно смущать, что один и тот же предмет может ею и считаться, и не считаться. Но уже поздно; настало время нам проститься с тем, чтобы завтра, как обычно, встретиться здесь для того, чтобы сделать окончательные выводы из всех прошлых рассуждений.
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios